Ксения Ермишина КЛАМАРСКИЙ РАСКОЛ

        Илл.: Коллаж из газет «Евразия» и брошюры, содержащей обоснование идейного  расхождения с парижской группой.

Князь Н.С.Трубецкой. 1920-е г.г.

Евразийцы констатировали, что к 1926 г. закончен историософский период идейного развития и стремились перейти к разработке экономических, географических, юридических и правовых тем. В 1927 г. к евразийству присоединился правовед Н.Н. Алексеев, который совместно с П.Н. Савицким разрабатывал политико-экономическое учение евразийцев.

Сам Савицкий к 1927 г. пишет ряд работ по евразийской географии («Россия — особый географический мир», «Географические особенности России»). Проводятся евразийские экономические и политологические семинары в Праге, Париже («Евразийский клуб») и других городах Европы. Евразийство приобретает совершенно особое направление и облик, мало связанный с интересами и стремлениями Трубецкого, который остается моральным арбитром и авторитетом, сохраняя связь с движением лишь на уровне дружеских связей с евразийскими лидерами.

Слева направо: Константин Радзевич (внизу) и Эмилия Литауэр (выше), Лев Карсавин, Сергей Эфрон, Мария (Муна) Булгакова, Ирина и Лидия Карсавины. Кламар.1927 г.

События так называемого «кламарского раскола» обусловили выход Трубецкого из евразийской организации, осознавшего свою полную несовместимость с новым направлением. П. П. Сувчинский все большим сочувствием проникался к марксизму, кроме того, в возглавляемой им Парижской евразийской группе увлекались философией общего дела Н. Федорова. Интерес к советской действительности и политическая ангажированность были характерной чертой парижских евразийцев, недаром несколько ее членов (С. Я. Эфрон, К. Б. Родзевич, Н.А. Клепинин, П. С. Арапов) в разное время перешли на службу ГПУ. В марте 1928 г.

Сувчинский решает издавать газету для выражения своих идей, получивших марксистско-коммунистическую направленность. П.Н. Савицкий выступил против издания, сославшись на экономические причины, в случае же ее выхода предложил название «Орган Парижской евразийской группы, или центра» для уменьшения ответственности всего евразийства.

Одно  из писем Сергея Эфрона Льву Карсавину, изъятое при аресте Льва Платоновича в 1949 г.
1-я страница одного из писем Сергея Эфрона Льву Карсавину, изъятое при аресте Льва Платоновича в 1949 г.

Н. С. Трубецкой поставил условием выхода газеты достижение единства в среде лидеров, однако это условие не было выполнено. При обсуждении первого номера газеты выяснилось, что идеологические основы газеты «Евразия» состоят в необходимости быть связующим звеном между евразийцами и строителями коммунизма в Советской России. На редакционном собрании, состоявшемся за несколько часов до выхода первого номера, Сувчинский показал приветствие М. Цветаевой В. Маяковскому, подготовленное для издания. Савицкий заявил, что данный текст не может быть помещен в первом номере евразийской газеты.

Однако Сувчинский поместил текст. В результате произошел распад евразийской редакционной тройки (в составе Трубецкого, Савицкого и Сувчинского), основное правило работы которой заключалось в том, что ни одно издание или статья не могли быть напечатана без согласия трех лидеров. 23 ноября 1928 г. Савицкий письменным отказом сообщил о прекращении своего участия в редактировании газеты, а 24 ноября 1928 г. Трубецкой отправил телеграмму с требованием приостановки выпуска газеты в условиях конфликта лидеров.

2-я страница письма С.Я.Эфрона

Конфликт между Сувчинским и прибывшим в Париж Савицким набирал силу, Трубецкой получал в Вене тревожные вести, но не мог повлиять на ситуацию. 31 декабря 1928 г. он сообщил о своем выходе из евразийской организации. Его письмо в редакцию газеты «Евразия» было помещено в №7 от 5 января 1929 г.

3-я страница письма С.я.Эфрона

По инициативе П. Н. Савицкого вскоре вышла небольшая брошюра «О газете „Евразия»» (Париж, 1929, 31 стр.). В брошюре кроме статей Савицкого, Н. Н. Алексеева, В.Н. Ильина о том, что газета «Евразия» не является евразийским органом, было помещено письмо Н. С. Трубецкого с сообщением о выходе из организации. Так закончилось участие в евразийстве Трубецкого, который, тем не менее, сохранил личные дружеские связи с лидерами, пристально следил за новыми евразийскими сборниками и даже иногда сам по просьбам П. Н. Савицкого участвовал в них. В качестве стороннего наблюдателя, критика и свободного участника Трубецкой вполне принимал евразийство, но участвовать в нем в качестве лидера категорически отказался, воспринимая это как пережиток юности, несовместимый с его новыми научными задачами».

Фрагмент из книги К. Б. Ермишиной. «Князь Н. С. Трубецкой. Жизнь и научная работа: Биография». М., Изд. дом «СИНАКСИС». 2015. С.264. (С.С.125- 127)

Текст и фото кн.Н.С.Трубецкого использовано благодаря дружескому разрешению автора.

Оригиналы остальных фото и документов хранятся в архиве Библиотеки Вильнюсского университета и Особого архива Литвы и публикуются на основании по персональных разрешений, выданных   В.И.Шаронову.